четверг, 30 июня 2011 г.

Мама, пошли домой!

   Через 12 часов перелетов и 6 часов ожиданий в аеропортах мы вновь очутились в Америке. В этот долгий день мы также ездили на такси, переезжали в автобусе, мигрировали на поезде и катались на лифтах и эскалаторах. 
   После всего этого движения уже в аеропорту Филадельфии мой сын взял меня за руку и молвил: “Mama, home...” (Пойдем домой, мол, мама...). Я чуть не прослезилась, пытаясь объяснить моему двухлетнему путешественнику, что следующие три месяца ДОМ - там, где мама и папа...
   А что делать?!... Впереди - 12 штатов, море встреч, впечатлений и приключений. Надеюсь, только благоприятных... ;)

среда, 29 июня 2011 г.

И вновь СВАДЕБНЫЕ ХЛОПОТЫ... На сей раз НЕ мои :)


   Старая Викторианская примета гласит, что у невесты на свадьбе непременно должно быть “что-то старое, что-то новое, взаймы взятое и голубое” (“something old, something new, something borrowed, something blue”). По традиции старое символизирует связь невесты с ее семьей, новое - первые шаги в новую жизнь с мужем. “Взятое взаймы” напоминает девушке о том, что её друзья и члены семьи всегда будут рядом если их помощь понадобится, а голубое или синее - символ лояльности и верности.
   Все это я вспомнила когда готовилась к свадьбе своей подруги, и по совместительству творила для нее свадебные букеты. Вот, решила поскорее выложить фотографии, пока они “не завяли”.
   Ох и нанервничалась я... (точно, БОЛЬШЕ чем сама невеста...)
   Во-первых, я никогда раньше не имела дела с приготовлениями к свадьбе, кроме как к своим...:)
   Во-вторых, с флорой я всегда была на Вы - из живых цветов у нас в квартире только 11-летний кактус да “мужской цветок” - антуриум.
   В-третьих, невеста - сама гениальнейший дизайнер и талантливейший архитектор.
   Короче говоря, просьба сделать букеты для невесты, трех дружек и бутоньерки для жениха и трех свидетелей - меня одновременно испугала, обрадовала, напрягла, удивила, заинтриговала и бросила вызов моим моложавым художественным способностям.
   Адреналин не покидал и когда с сестрой невесты стучали зубами и ежились, бродя по “холодильнику” на цветочной базе (температуру там держат на уровне 5–8 °С: летом, посетителям в шортиках и футболочках - вроде нас поблажек не делают). 
  ...И когда вечером перед свадьбой мастерила бутоньерки, ограждая их от любопытных взоров и резвых ручек моего сынишки. 

  ...И когда утром за букетом для невесты и своей бутоньеркой жених приехал на пол-часа раньше, а я дрожащими руками заканчивала клеить бусины и наматывать ленты. 
   Попустило только когда получила от невесты, одобрительную смску про “обалденный букет”. Я успокоилась и пошла мастерить оставшиеся три букета для дружек и, прикинув объемы оставшегося материала, решила сделать еще и букетик для мамы невесты - шутка ли отдавать свою младшую дочь под венец...:)
   ИТОГ: за 6 с половиной часов были готовы пять букетов и пять бутоньерок (пятая - по блату для моей любимой подруги - старшей сестры невесты).

   Фух! - как восклицает мой сын, выудив застрявшую где-нибудь игрушку. Водрузив оставшиеся букеты в чайную чашку, и вытащив бутоньерки из холодильника, я отправилась гулять свадьбу.
   Несмотря на дождь, свадьба получилась светлой и яркой, а невеста с женихом - “солнечными” и очень счастливыми.

пятница, 17 июня 2011 г.

История рождения нашего Счастья


    В моей “коллекции” появилось две пары новых тапочек. :) Одни из них - мне особенно дороги. 
   Именно этих очаровательных медвежат я приобрела в декабре 2008 года, чтобы они стали ПЕРВЫМИ моими тапочками в новом статусе МАМЫ. Эти мишки пропутешествовали с нами в Житомирский роддом, где появился на свет наш маленький Денни. Им уже, как и нашему малышу, 2,5 года. Пришлось их немного художественно “подчистить”, “подкрасить”  и визуально “обновить”. Вместе с ними решила восстановить в памяти и историю рождения Дениела Джерриевича.
    
    Вот как это было.
    
    Родился наш Денни, как и планировали, в Житомире. Хотя некоторые моменты, пережитые нами, в планы отнюдь не входили.
    Так, например, выехали 
из Киева мы на встречу со своим маленьким счастьем - в страшный гололед поздно вечером в четверг 18-ого декабря 2008 г. (ПДР была 27-ого). У меня, как мне показались, начались схватки: безболезненные, но регулярные - через каждые 15 минут. Мы решили не рисковать. Позвонили нашему врачу, она посоветовала ехать на всякий случай, учитывая погодные условия. Мол, если ложная тревога, все равно оставим - в патологии на пару дней. Ехали долго, но весело. Машину заносило при каждом маневре, поэтому скорость, как это ни странно в подобной ситуации, не превышали. Боли не было. Просто регулярные сокращения животика. Мы разговаривали с малышом, я листала конспект курсов и время от времени названивала своей лучшей подруге - педиатру с тремя детьми - опыта у нее как своего так и чужого хоть отбавляй, так что она меня подбадривала и наставляла на путь истинный... Родителям мы решили не звонить, чтоб спали спокойно. 
     Доехали мы аж за 3,5 часа - в 1.00 ночи. Врач моя, естественно, уже была дома, но оставила инструкции по поводу нас у дежурного. Меня осмотрели. Оказалось, раскрытие всего на 1 см. Все только начиналось. Меня отправили спать в патологию. Над мужем сжалились и тоже оставили. Так мы и проспали оставшуюся часть ночи втроем на одноместной кровати.
    Схватки, как оказалось, тренировочные, прекратились. Утром муж отправился за оставшимся списком необходимого (больше для роддома, чем для меня - бумага А4, шприцы, марля, одноразовые пеленки для осмотра...). Я попыталась поспать. Но не вышло. Поскольку ушла моя большая "грелка" (муж), я замерзла просто до невозможности. Лежала под двумя одеялами и шубой и меня просто трясло от холода (или от нервов, или от того и другого...). Когда я спросила, почему так холодно в отделении и нельзя ли принести обогреватель, мне в ответ отшутились: "В родовом отогреетесь". Пришел мой муж, принес чай и чайник из машины, я хоть чуточку согрелась. Возобновились схватки. Те же, что и раньше. Но уже более частые - через каждые 5 минут. Но без боли. Меня еще раз посмотрели. (К этому времени у меня уже вышла пробка). Никаких сдвигов в сторону расширения. Отправили на кардиограмму и КТГ плода. Результат: у малыша - 160 в минуту, у меня - 110. Медсестра перепугалась, позвонила завотделению. Посоветовавшись с моим врачом, они решили, что малыш так реагирует на схватки. А я просто, наверное перенервничала. Назначили аспаркам. Муж опять побежал в аптеку.
    Тем временем, живот почти все время пребывал в каменном состоянии, а я продолжала ходить по коридору отделения патологии, вбивать время перерывов между схватками в мобильник и названивать подружке за поддержкой. К 14.00 мой врач сообщила, что через некоторое время можно будет уже переходить в родовой зал (семейный). К 16.00 мы туда перебрались со всем нашим приданным - двумя огромными чемоданами и кучей кулечков.

     Меня опять посмотрели. Продвинулась я не намного: 2 см. К 19.00 было 3 см.
Самое неприятное, меня продолжало то бросать в жар, то колотить от холода, и это-то при температуре в комнате в 25 градусов. Я поняла, что что-то не то. Отправила мужа за градусником. Пришла довольно милая акушерка и вежливо предположила, что у меня нет температуры, а  то просто жарко в комнате. Но градусник мне принесли, и оказалось, что таки да, температура есть: 38,5. И это-то при том, что обычно, даже при вирусных заболеваниях у меня температура не превышает 37,5. Мне было плохо. Я горела, но в то же время меня колотило и, какой там, рожать!...  жутко хотелось спать.
     Пришла моя врач, сказала, что сейчас вколют аналгин. Я запаниковала. Она успокоила, что малышу это не повредит. Ее уверения подтвердила моя подружка по телефону и мне его таки вкололи. Стало легче. Температура снизилась до таких близких мне 37,5. Меня попустило. Но шейка так больше и не раскрывалась. Врач сказала, что поскольку у меня оооочень слабая родовая деятельность, можно вколоть минимальную дозу окситоцина 0,3 мг. Чтоб помочь малышу. Я согласилась. И тут пошла "жара". Стало больно. Очень.
     Правда тут по телевизору очень кстати началась "Свобода с Шустером", у которого в гостях была Тимошенко. Они меня довольно эффективно отвлекали.
     Так я прыгала на мячике, вслушивалась в тирады Юлии Владимировны, а муж меня активно массировал в области поясницы. В 23.15 у меня отошли воды. Муж мужественно вытирал за мной лужи и водил в туалет. Так же мужественно выдерживал все мои покрикивания и записывал интервалы между схватками, которые я очень выразительно "диктовала" глазами. Никакой Шустер уже мне не помогал. У меня открылся голос, которого я никогда от себя не ожидала.
      Все последующее в памяти как-то смазано: врач с акушеркой от нас уже не отходили. Меня еще раз, кажется, проверили -раскрытие было уже 8 см, и меня положили на бок на кушетку, чтоб не порвать шейку. Потом я как-то очутилась на стульчике в виде подковы. Сзади меня поддерживал муж, впереди сидела акушерка и очень благородно меня растягивала (поняла это только по ее маневрам - вся боль была только в животе). 
Вопила я порядочно. Сама от себя такого не ожидала. Помню, правда смешную мысль, которая промелькнула в голове: "Почему, интересно, я не слышу других рожениц, неужели я одна такая нюня, что ору как резанная..." Потом, мне рассказали, что к тому времени все на этаже уже родили и я была последней в ту ночь счастливой труженицей...
      На стульчике у меня ничего не получалось. Мне говорили тужиться. Я вроде и так тужилась. Не было больше сил. Температура меня изрядно вымотала. Я только вопила. Акушерка уговаривала еще, ну еще чуть-чуть постараться. Я вопила, что больше не могу. Тогда врач сказала фразу, которая была хоть и жестокой, но вывела меня из состояния самолелеяния: "Ти повинна. Це ж маленька людина в тобі. Ти мусиш їй допомогти. Ти можеш не тужитися, і за годину ми витягнему погану дитину. І що тоді?". Я испугалась. Но сил все равно не было. Каким-то образом меня переместили опять на кушетку. Вокруг была куча людей. Оказалось, все уже освободившиеся акушерки, врачи сбежались на мои вопли и уже всем честным народом наставляли меня на путь истинный. Моя врач время от времени прослушивала сердцебиение малыша, и я видела, что она начинает нервничать. Я тоже чувствовала, что малыш уже выходит, но, поскольку сил вытолкнуть его более продуктивно, у меня не было, он ходил туда-сюда по путям. Я испугалась еще больше. И про себя решила: будь что будет, буду тужиться, хоть лопну, но масика я должна вытолкнуть. Подумала о самом страшном. О себе. В очередной раз натужилась по самое “не могу”. Вышла головка. Я увидела на лицах окружающих облегчение. Как точно мною потом руководили - не помню. Помню, что через несколько следующих потуг, я масика таки "выплюнула". И опять испугалась. Сердце йокнуло. Малыш был сине-бордового цвета с удлиненной головкой и молчал. Думаю, увидев ужас в моих глазах, врач быстро сказала: "Все добре. Він дихае ". Наверное, это самые замечательные слова, которые я когда-либо слышала... До сих пор их слышу. Через пару секунд мое чудо пискнуло, а через минуту уже во всю вопило у меня на груди. Он был самым красивым младенцем, которого я когда-либо видела.
    Я была счастлива. Счастье било через край, а чтоб выразить его не было слов. И это-то у меня, у журналиста... Мы с моим сентиментальным мужем заливались слезами радости, звонили бабушкам, плакали вместе с ними от счастья по телефону и делали первые семейные фото.
    Меня зашивали без анестезии, а я этого не замечала. Врач сказала: "Да, він був для тебе таки трошки завеликий..." А я в ответ: "А что вы посоветуете делать в следующий раз, в случае, если будет большим малыш?" И акушерка и врач хором расхохотались. Говорят, это впервые, что б еще в процессе зашивания, роженица думала о родах следующих. Обычно, мол, наоборот: да никогда больше!... Мы посмеялись все вместе.
Меня зашили и ушли. Оставили наше счастливое трио наслаждаться новой для всех и во всех отношениях жизнью.
    Вот так появился на свет наш Дениел Джерриевич в субботу 20 декабря в 04.20 утра. 2,970 кг и 49 см.

четверг, 2 июня 2011 г.

Первые шаги в художественных дебрях


Логика доставит вас из пункта А в пункт Б. Воображение проведет вас повсюду.
Альберт Эйнштейн.
    Я всегда была уверенна, что у моего двухлетнего сына с воображением - все в порядке. То он гонял по квартире с папиным ремнем, шипя и свистя, изображая змею. То привязывал шнурком пластмассового жирафа к подставке от мобильного телефона, сажал в нее какое-то другое животное помельче и пыхтел как паровоз: “Train! Chu-Chu!!!...”, предупреждал он о приближении “состава”...
    Но вот, на удивление рисующей мамы, все краски, карандаши, фломастеры и мелки у нас все это время оставались нетронутыми. Иногда я позволяла себе немного порисовать пока Денни бодрствовал, надеясь заинтересовать этим делом моего маленького экспериментатора. Но сыновний интерес вызывала лишь БОЛЬШАЯ банка с водой, куда непременно летели “поплавать” машинки, игрушечные животные, салфетки и... все это размешивалось кисточками. 
    Такая себе современная инсталляция - ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ КОКТЕЙЛЬ без трубочки... :)
     И НАКОНЕЦ мой Денни ПРОЗРЕЛ! Проникся! Его прорвало! 
     Три дня назад он проснулся после дневного сна и сразу же, как будто уже давно к ним присматривался, потянулся к акварельным краскам. Точнее потянул МЕНЯ к ним. Я, уже потеряв всякую надежду, отправила их на полку повыше и поэтому не сразу поняла, чего от меня настойчиво требует мой малыш: “Книжку?”, “Ноу!”, “Рамочку?”, “Ноу!”, “Альбом с фотографиями?” “НЕТЬ!”... “Краски?!?...”  “ДААаааа!” Достала, все еще не веря. Но под шумок решила все таки вытащить и баночку-непроливайку, и кисточки, и девственно чистый альбом для рисования (сразу несколько... на всякий случай... :)). 
     И...
     Процесс пошел! 
     Сначала мы возили водой по бумаге. Потом увлеченно смешивали краски в ... баночке с водой. Затем восхищенно капали разноцветными “бульками” на пол, стол и альбом. Ну и в конце концов начали создавать первые шедевры на бумаге. 
     Теперь я поняла, почему художник-абстракционист Хуан Миро мечтал иметь воображение ребенка: столько экспрессии, раскованности и в то же время уверенности - в каждом мазке, ляпе, точке, линии. “Сам!” - протестовал мой Денни, когда пыталась показать как “лучше” держать кисточку, и опять же себя одергивала
     Потом мы, правда, с большим удовольствием ВМЕСТЕ нарисовали любимого слона и мишку.
     И еще, вдруг, прониклись к пластилину, цветной бумаге, ножницам и даже ранним проявлениям квиллинга...
     “Иголочки” для ежика крутили тоже вместе.
      Вдохновленная Денниным творчеством, уложив его спать, вытерев и убрав следы нашего совместного креатива, я и сама нарисовала очередные тапки. Тоже на медвежью тему. :)
      Тапки - настоящие, подаренные мужем много лет назад. Думала, переедем в СВОЮ квартиру - одену. Но вот, вроде и в квартиру переехали, и Денни родился, и вырос уже..., а тапки одевать ЖАЛКО. Хочется их вместо этого ОБНЯТЬ...:)